Главная Правила Обратная связь Новое на сайте Регистрация                                                
Авторизация

Логин:

Пароль:

Забыли? Регистрация!


Реклама
После провала июльского наступления

После провала июльского наступленияУсилилось преследование солдат и их революционных выборных. Правые партии настаивали на немедленном введении железной дисциплины не только на фронте, но и в тылу.

В действующей армии продолжалась свирепая расправа с «непокорными» полками, применялись дикие насилия, избиения, провокации, расстрелы. Эта жестокая расправа с революционными частями, массовые аресты, издевательства и прочее вызвали решительный протест со стороны солдат.

Усилились репрессии и по отношению к крестьянам. Контрреволюционная буржуазия после июльских событий потребовала открытого и решительного наступательного курса, создания «сильного правительства», способного разгромить нараставшую революцию. 21 июля Керенский образовал новое правительство — «правительство твердой руки», в котором руководство было обеспечено за кадетами. Меньшевики и эсеры назвали это правительство «правительством революционной обороны». На самом деле это «новое коалиционное» правительство было более контрреволюционным, чем прежнее.

Оценивая социальную природу этого правительства, В. И. Ленин писал: «Министерство Керенского, несомненно, есть министерство первых шагов бонапартизма... Пусть партия ясно и громко скажет народу правду без урезок, что мы переживаем начало бонапартизма; что «новое» правительство Керенского, Авксентьева и К есть лишь ширма для прикрытия контрреволюционных кадетов и военной клики, имеющей власть в руках; что народ не получит мира, крестьяне не получат земли, рабочие не получат 8-ми часового рабочего дня, голодные не получат хлеба без полной ликвидации контрреволюции,— пусть партия скажет это, и каждый шаг в развитии событий будет подтверждать ее правоту».

Анализируя создавшуюся обстановку, В. И. Ленин указал, что движение 3 и 4 июля было последней попыткой путем манифестации побудить Советы взять власть. С этого момента Советы, т. е. господствующие в них эсеры и меньшевики, окончательно передают власть контрреволюции, вызывая контрреволюционные войска в Питер, разоружая и расформировывая революционные полки и рабочих, одобряя и терпя произвол и насилия против большевиков, введение смертной казни на фронте и т. д. «Теперь, — говорил В. И. Ленин, — военная, а следовательно, и государственная власть фактически уже перешла в руки контрреволюции, представляемой кадетами и поддерживаемой эсерами и меньшевиками. Теперь мирное развитие революции в России уже невозможно, и вопрос историей поставлен так: либо полная победа контрреволюции, либо новая революция».

Учитывая сложившуюся обстановку, партия временно сняла лозунг «Вся власть Советам!». В. И. Ленин в статье « К лозунгам», отмечая крутой поворот в истории, писал, что лозунг «Вся власть Советам!» был верен в течение миновавшего бесповоротно периода нашей революции, скажем, с 27 февраля по 4 июля. «Этот лозунг явно перестал быть верным теперь»

Несмотря на зверства Временного правительства, события 3—5 июля не сломили волю пролетариата. Контрреволюции не удалось запугать рабочий класс. Наоборот, июльская расправа и послеиюльская реакция раскрыли глаза всем заблуждавшимся, вызвали новый революционный подъем, еще большую революционную решимость рабочих, крестьян и солдат в борьбе с контрреволюцией.

Трудящиеся еще более резко протестовали против репрессий Временного правительства. В своих резолюциях они требовали немедленно арестовать всех контрреволюционных деятелей, разогнать Государственную думу и Государственный совет, вывести из Петрограда казачьи части и юнкеров, закрыть все контрреволюционные газеты и установить свободу большевистской печати, в частности обеспечить издание газеты «Правда».

Многочисленные резолюции рабочих с протестами против разгула контрреволюции, против введения смертной казни, с требованием установления рабочего контроля над производством и распределением, прекращения войны, наделения крестьян землей свидетельствовали о значительном росте классового самосознания трудящихся.

С каждым днем усиливалось влияние большевиков в Советах, особенно в районных, которые были ближе к трудящимся массам.

Возросло влияние большевиков в профсоюзах и фабзавкомах.

Сплочение трудящихся масс после июльских дней вокруг партии большевиков, рост ее влияния наблюдался не только в Петрограде, но и по всей стране.

Перевыборы на предприятиях Москвы в различные рабочие организации проходили под влиянием большевиков, вместо меньшевиков и эсеров рабочие повсюду избирали большевиков. В послеиюльские дни влияние большевиков росло повсеместно: в Донбассе, Минске, Казани, Самаре, на Урале, в Тифлисе и других городах. Во ВЦИК отовсюду поступали протесты против преследования большевиков.

После июльских событий произошел сдвиг в сознании солдат. Провал летнего наступления на фронте, восстановление смертной казни, травля революционно настроенных солдат в буржуазной прессе, тревожные вести, поступавшие из тыла, — все это всколыхнуло солдатские массы.

В Исполнительный комитет Петроградского Совета и во ВЦИК поступали письма, запросы, резолюции солдат-фронтовиков, в которых резко осуждалась соглашательская политика эсеров и меньшевиков. Письма и резолюции отражали растущую солидарность солдатских масс с партией большевиков, с рабочим классом. Влияние меньшевиков и эсеров повсюду резко падало. 21—22 июля состоялось совещание солдат фронтовиков совместно с представителями кронштадтских и петроградских войск, а также с представителями фабрик и заводов. В совещании приняли участие делегаты от 29 полков, представители рабочих 90 петроградских фабрик и заводов, делегаты от петроградского гарнизона и Балтийского флота. Это совещание приняло большевистскую резолюцию, осуждающую политику ВЦИК и Временного правительства, и высказалось за усиление борьбы с контрреволюцией и за немедленный переход власти в руки Советов.

Обобщая события после июльских дней, В. И. Ленин писал о том, что действительность показывает нам воочию, что именно после июльских дней большинство народа стало быстро переходить на сторону большевиков. Это показали выборы 20 августа в Питере, еще до корниловщины, когда процент большевистских голосов поднялся с 20 до 30% в городе без пригородов, и затем выборы в сентябре в районные думы Москвы, когда процент большевистских голосов поднялся с 11 до 49,3%. Это подтвердили перевыборы Советов. «Это доказал тот факт, что большинство крестьянских Советов, вопреки своему эсеро-меньшевистскому центральному Совету, высказалось против коалиции, а быть против коалиции — это значит на деле идти за большевиками»,— говорил В. И. Ленин.

Июльские дни изменили обстановку и соотношение классовых сил в стране,— говорится в «Истории Коммунистической партии Советского Союза».— Меньшевики и эсеры завершили свою политику соглашения с буржуазией окончательным переходом в лагерь контрреволюции. Из партий соглашения с буржуазией эсеры и меньшевики превратились в партии пособников контрреволюции. Окончилось двоевластие. Буржуазия добилась единовластия. Вся полнота власти перешла в ее руки. Эсеро-меньшевистские Советы стали придатком буржуазного правительства. Но буржуазии не удалось подавить революционные массы.

Народные массы на собственном опыте убеждались в правильности большевистских лозунгов и шли за ними. Несмотря на репрессии, рабочие не прекращали борьбы с Временным правительством, резко протестуя против его контрреволюционной политики.

Среди меньшевиков и эсеров усилился развал.

Партия большевиков, несмотря на преследования и гонения, росла и крепла. Только за три недели июля ряды Петроградской организации большевиков увеличились на 2500 человек.

 (голосов: 0)
Вы незарегистрированный пользователь.